gototopgototop

Опрос: Кто чем лечится?

Лечусь:
 
Лечение наркомании и алкоголизма в Харькове




ПСИХОТЕРАПИЯ В НАРКОЛОГИИ

Справочник - Возрастная наркология

Психотерапия — это лечебное психологическое воздействие на психику человека и через психику на организм больного (Карва-сарский, 1985). Можно уверенно утверждать, что без применения психотерапии добиться сколько-нибудь значительных и долговременных рез ультатов в лечении больного, страдающего химической зависимостью, нельзя, так как основными причинами ее возникновения являются психологические проблемы. Применяя ПАВ, чел овек в какой-т о мере решает их, осознает неконстр ук-тивность такого решения, но не может от него отказаться. Это создает особые трудности в психотерапевтической работе с алкоголиком, токсикоманом, наркоманом.

Во-первых, это своеобразные изменения личности, которые возникают у больных, страдающих химической зависимостью. Часто больные считают, что в глубине души психологи и врачи. разговаривающие с ними, либо жалеют их, либо презирают, оттого контакты «со специалистами» для многих алкоголиков и наркоманов невыносимы. Пробиться через психологические защиты, применяемые больными, установить с ними по-настоящему искренний доверительный контакт, без которого психотерапия невозможна, очень непросто.

Во-вторых, это анозогнозия, отказ считать себя больным, а значит, и лечиться. Это определяет вторую задачу психотерапевта: замотивировать больного на лечение. Сейчас уже мало у кого возникает сомнение в том, что без достаточно активного участия больного алкоголика или наркомана помочь ему практически невозможно. В Советском Союзе долгое время придерживались другой точки зрения. Длительное время практиковалось так называемое принудительное лечение алкоголиков и малочислен-

Ных тогда наркоманов в психиатрических больницах и лечебно-трудовых профилакториях (ЛТП). Результат содержания пациентов в этих больницах лагерно-тюр емного типа в течение одного-двух лет был удручающим: уже спустя год после выписки до 90% пролечившихся начинали пить снова, а в течение следующего года к ним присоединялись оставшиеся 10%. Несмотря на это, многие больные вновь направлялись в ЛТП на повторный курс так называемого лечения.

В-третьих, причины психологических проблем, приведших человека к злоупотреблению ПАВ, вроде бы лежат на поверхности, однако на самом деле имеют очень глубокие корни. Для серьезного лечения больного необходимо подробное изучение истории его анамнеза, выявление психотравм, полученных в течение жизни, в том числе в раннем детстве, психологическое исследование особенностей его психических функций, личности. И проделывать эту огромную работу должен клинический психолог.

В-четвертых, чем выше интеллект больного, чем многограннее его личность, чем он талантливее, тем труднее проводить с ним псих отерапию. Дело в том, что пр облемы такого больного очень глубоки, а психологические защиты изощренны.

В-пятых, у человека, страдающего химической зависимостью, формируются стойкие поведенческие стереотипы, а также стойкие биохимические изменения в организме, делающие невозможным осуществление заветной мечты любого алкоголика или наркомана: «пить как все», «колоться редко» и т. п. Незначительная доза ПАВ сводит все лечение насмарку, все необходимо начинать сначала. Рекламируемые периодически методы лечения алкоголизма, позволяющие после их применения алкоголику «пить как все», поэтому представляются сомнительными. Именно в связи с этой особенностью лиц, подверженных химической зависимости, с самого начала психотерапии перед пациентом и членами его семьи надо поставить верную цель: не излечиться, а добиться длительной ремиссии, желательно на всю жизнь.

В-шестых, поведенческие стереотипы возникают не только у алкоголика и наркомана, но и у членов его семьи, многие из которых на бессознательном уровне решают за счет его химической зависимости свои личностные проблемы, и также неосознанно поддерживают его пристрастие и могут препятствовать псих отерапии, чтобы сохра нить стере отип семейных отношений

(см. Главу XI). Классическим примером может служить жена, страдающая комплексом неполноценности, заниженной самооценкой, которая чувствует себя сильной, значимой, нужной только в той ситуации, когда муж безобразно пьян. Рядом с трезвым, сильным и решительным мужчиной она испытывает дискомфорт. Выявить эти сложные механизмы, помогают психологические исследования семьи, которые должен проводить психолог. Без привлечения членов семьи к психотерапевтическому процессу, их активизации, превращения их в союзников, совместной разработки цели и задач психотерапии не стоит рассчитывать на ее успех.

В-седьмых, недостаточно сломать старые биологические и поведенческие стереотипы химически зависимого человека и членов его семьи. Нужно дать им что-то взамен. Умению жить без ПАВ, что необыкновенно трудно алкоголику или наркоману, приходится учить.

В-восьмых, психотерапевту нужно в процессе лечения следить, чтобы связь с ним не стала для больного симбиотической. Самолюбию психолога, психотерапевта может очень льстить то, что пациент не может ступить без них и шагу, советуется с ними о каждой мелочи. Нарушение такой связи по окончании курса лечения приведет к неизбежному рецидиву. Пациент должен научиться самостоятельно и конструктивно решать проблемы свои и своей семьи.

В-девятых, в-десятых... Список трудностей можно продолжить. Автор предлагает сделать это читателю тогда, когда он станет психологом, психотерапевтом и начнет помогать больным с химической зависимостью.

Методы психотерапевтического воздействия

В советское время использовались, в основном, четыре психотерапевтических метода лечения больных с химической зависимостью: рациональная психотерапия, условнорефлекторная психотерапия, гипносуггестивная психотерапия и аутогенная тренировка.

1. Рациональная психотерапия Предста вляла собой сер ию бесед нарколога с пациентом. К беседам предъявлялись требования «иметь конкрет ное содержание, доступное и понят ное больн ому

И воздействующее на него как убедительностью доказательств, так и эмоциональной насыщенностью». Содержание, как правило, включало «сведения о вреде алкоголя, его разрушительном действии на моральный облик, нервно-психическую сферу, на организм в целом и каждую систему его органов в отдельности...». Особое внимание призывалось «обращать на губительное влияние алкоголя на половую сферу и потомство, на то, что пьянство делает человека предрасположенным к простуде» (Рожнов, 1983).

2.   Условнорефлёкторная Психотерапия, Заключающаяся в выработке у больного «условнорефлекторной тошнотно-рвотной реакции» на запах и вкус алкоголя*. В. М. Бехтерев предложил подобную методику еще в 1915 году, но широко применяться она стала лишь в Советском Союзе. Каждые полгода больным предлагалось пройти повторный курс.

3. Гипносуггестивная психотерапия Довольно часто применялась в СССР, в основном при лечении алкоголиков. Среди выдающихся психотерапевт ов того времени, использова вши х в своей работе гипносуггестивную терапию, следует вспомнить профессоров П. И. Буля, К. М. Варшавского. А. М. Свядоща. Наиболее широкое распространение получила методика коллективной эмоционально-стрессовой психотерапии (Методическое письмо МЗ СССР от 12.06.75 г.), автором которой был главный психотерапевт Советского Союза профессор Е. В. Рожнов. Суть ее заключалась в следующем. Группа, состоящая не более чем из 15 больных, приглашалась в гипнотарий. Они погружались в состояние гипнотического транса, после чего выслушивали «лечебные внушения», начинающиеся «с раскрытия того огромного вреда, который наносит злоупотребление спиртными напитками общественному и семейному положению пьющего» (Рожнов, 1983). Далее больным «задушевно, весомо, но без напыщенности» повторялось то, что они уже не раз слышали на сеансах рациональной психотерапии. Продолжался сеанс 1-1,5 часа и заканчивался выработко й « условн орефл ект орн ой эмоци она льно - отрица тельно й тошнотно-рвотной реакции на вкус и запах алкоголя, вначале при подкреплении 96% этиловым спиртом». Таким образом, методика успешно сочетала рациональную, условнорефлекторную, коллективную и гипносуггестивную психотерапию.

Сейчас методики, формирующие отвращение к алкоголю и другим ПАВ, применяются все реже. Более эффективными зарекомендовали себя методики, демонстрирующие пациенту преимущества отказа от употребления ПАВ.

Перечисленные методики, основанные на выработке у больного отвращения к алкоголю (или другим ПАВ), исходили из неверных представлений о том, что люди начинают, а затем не могут бросить курить, пить, употреблять наркотики из-за дефицита информации о пагубном воздействии ПАВ на здоровье. Нередко в основе пристрастий к употреблению ПАВ лежит бессознательное стремление к саморазрушению, связанное с. глубоким комплексом неполноценности, неудовлетворенности собой, низкой самооценкой. В этой ситуации постоянные упреки в неправильном поведении, глупости (непонимании последствий пагубной привычки), безволии имеют эффект, противоположный ожидаемому. Именно поэтому психотерапия, основанная на запугивании последствиями «вредных привычек», малоэффективна.

4. Аутогенная тренировка — Психотерапевтический метод, основанный на действии мышечной релаксации и целенаправленного самовнушения. Предложен он был еще Дж. Шульцем в 1932 году, но получил широкое распространение в СССР в 80-х годах, в том числе и для лечения алкоголизма и токсикомании (Лобзин, Решетников, 1986).

Метод включает в себя некоторые элементы упражнений йогов. В состоянии покоя и нарастающей мышечной релаксации больной обучается вызывать у себя ощущения тепла и тяжести конечностей, прохлады в области лба, а также регулировать дыхание, ритм сердечной деятельности и т. п. В этом состоянии ему предлагается повторять формулы самовнушений (например, «вино мне совершенно безразлично», «воздержание от алкоголя приносит радость и покой»). Ценность использования этого метода состояла в том, что больной становился активным, а не пассивным участником психотерапевтического процесса. Ему предоставлялась возможность самостоятельно изобретать формулы аутосуггестии, значимые только для него («никогда не стану похожим на алкоголика Васю»).

В настоящее время, в качестве вспомогательных, элементы аутогенной тренировки довольно часто и успешно включаются в программы лечения химически зависимых пациентов. Самостоятельного значения в психотерапии употребляющих ПАВ метод не имеет.

Современные новые методики разрабатываются на более высоком методическом и теоретическом уровнях. Примером может служить так называемая «психоделическая психотерапия алкогольной зависимости», Довольно распространенная в 80-90-ые годы XX века у нас и за рубежом (Strassman, 1995; Гриненко, Крупицкий, 1996). На 2-3 подготовительных сеансах происходило знакомство психотерапевта с больным, и ему излагался «психотерапевтический миф», согласно которому во время психоделической сессии он будет введен в особое состояние, позволяющее проникнуть в его подсознание. В этом состоянии произойдет глубинное переживание и осознание отрицательных сторон его ал-ког ольн ой б олез ни, кот ор ое пр оявит ся в символической форме в виде чрезвычайно эмоционально насыщенных видений. Эти переживания и обусловят впоследствии психологическое непринятие пьянства и твердую установку на трезвость. На следующей сессии проводилась непосредственно сама процедура. Больному вводились средство для внутривенного наркоза (кетамин), вызывающее галлюцинации, а также стимуляторы: этимизол. способствующий сохранению в памяти пережитого во время сеанса, и бе-мегрид, потенцирующий эмоции больного, вызванные галлюцинаторными видениями. Во время сеанса звучала специальная музыка, и врач, вербальный контакт с которым у пациента сохранялся, делал ему соответствующее внушение, иногда вступал с ним в диалог. Содержание внушения включало в себя не только сообщения о вреде пьянства, но и касалось вопросов цели, смысла жизни. Считалось, что во время такого сеанса могут происходить глубокие позитивные личностные изменения. Через 1-2 дня на заключительную сессию приглашаются несколько пациентов, переживших «акануне «погружение в подсознание», и им предлагается описать на бумаге все, что они испытали. Потом каждый зачитывает то, что написал. С помощью психотерапевта идет обсуждение, интерпретация символических образов, исподволь закрепляются установки на трезвую жизнь.

Исследования показали, что через 2 года примерно 41% пациентов находились в ремиссии. Авторы этой методики, в отличие от приведенных ранее, ставили перед собой задачу попытаться подействовать на личность пациента.

Еще более ориентирована на личность пациента, на наш взгляд, Методика «кодирования» А. Р. Довженко, Которая достаточно популярна в настоящее время. Вокруг нее не утихают споры, однако, причина многих нареканий видится не в ее недостатках, а в дискредитации ее не очень умелыми и (или) не очень добросовестными психотерапевтами. Довженко удалось активизировать пациента, включить его в психотерапевтический процесс, побудить его самостоятельно (еще до личного знакомства с психотерапевтом!) проделать колоссальную работу. Сам Довженко и его истинные ученики очень жестко соблюдали условия проведения так называемого «кодирования». На лечение брали только того, кто в течение трех (не менее!) недель смог самостоятельно, без всякой посторонней помощи воздерживаться от алкоголя. Психотерапия по Довженко начинается не тогда, когда пациенты усаживаются в полутемном круглом зале и ждут появления «мага», а тогда когда прочитав о замечательном враче, алкоголик вначале задумывается, потом принимает решение, а затем преодолевает массу трудностей и, победив себя, обращается за помощью к врачу. С родственниками больного, сопровождающими его (а путь иногда неблизкий), тоже работают врачи, психологи, выслушивают, обсуждают, как строить жизнь после «кодирования». И вот наступает желанный момент, и выходит добрый врач, которой называет каждого «родной мой», и вводит в транс, и говорит речь. И каждое слово его золотое ловят те, кто хочет и уже может услышать, и попадают слова на под-гот овленн ую поч в у. А п от ом бол ьны е, потря се нные, выходят из полутемного зала под солнечное небо Феодосии и плачут от счастья вместе со своими родными, которые встречают их. Они сделали это! Они победили болезнь!

Эффективность лечения алкоголиков по методу Довженко превышает 80%. У большинства больных, начинающих снова алкоголизироваться в течение года после «кодирования» по А. Р. Довженко (7-18%), отмечались психопатии, а также интеллектуальное снижение в виде пограничной умственной отсталости или дебильности (Дроздов, 1991; Зверев, 1991).

Сейчас в каждом городе есть несколько кабинетов, в которых предлагают закодировать. Зайти в них просто, как в парикмахерскую, были бы деньги. Там перед клиентом не ставят никаких особых условий (конкуренция!). И можно, заплатив не так уж

Много, «закодироваться» на любой срок. Кому-то это помогает, кому-то — нет, иногда больше, иногда — меньше... Один пациент рассказал, что однажды пытался закодироваться на год, но не взял с соб ой д оста точно денег. Пот орг ова вшись, врач з а кодир овал его на 8 месяцев. Помогло только на два...

Методика «массовой эмоционально-эстетической психотерапии алкоголизма», Которую в 1993 году предложил называющий себя ученик ом Довженк о Г И. Григ орьев, сильн о отлича ется от того, что создал и внедрял его учитель. Однако это не помешало Григорьеву объявить свою методику модификацией «кодирования». Суть модификации состоит в том, что количество присутствующих на одном сеансе больных увеличено до 500-600 человек. Сеансы проводятся обычно в кинотеатрах. Масштабы мероприятия потребовали участия в процессе врачей-ассистентов. Беседа врача с аудиторией чередуется с проповедью священника, его «напутственным словом», выступлением хора духовной музыки, что, по мнению автора, должно создать в кинотеатре «храм овый эффект». Только п осл е э тог о след ует «сокр ащенны й вариант» сеанса Довженко, из формулы внушения были исключены значительные отрывки.

Гипносуггестивная психотерапия В данной методике используется Довженко в контексте хорошо продуманного когнитивно-поведенческого воздействия. Современные методики, в которых основным терапевтическим фактором лечения от химической зависимости является именно внушение в состоянии гипнотического транса, а когнитивный фактор вторичен, в настоящее время применяются менее широко, чем прежде (и, разумеется, на более высоком методическом уровне).

Большое значение при проведении гипносуггестивной психотерапии в настоящее время уделяется работе с пациентом, предваряющей начало гипнотических сеансов. Вот как сформ улир овал рек омендации по пр оведению этого на чального этапа известный английский психотерапевт D. A. Alexander (2001):

1. Вначале должен быть собран полный анамнез в отношении особенностей употребления пациентом ПАВ, той роли, которую это играет в его жизни, включая воздействие этого на ближайшее значимое окружение. Также следует исследовать мотивацию к перемене, ее вероятные последствия и факторы, которые «запускают» употребление ПАВ или связаны с ним.

2.  Пациентов следует избавить от неправильного понимания и необоснованных тревог по поводу гипноза. Они должны усвоить, что гипноз не является волшебным инструментом, который избавит их от химической зависимости без всякого усилия с их стороны. Гипноз по существу является способом самоконтроля и предполагает обучение набору когнитивных приемов, которые пациент должен активно применять.

3.  Между пациентом и психотерапевтом должен быть заключен контракт, в котором указываются:

А) реалистические краткосрочные и долгосрочные цели (краткосрочные, обеспечивая ранний успех, помогают сохранять мотивацию);

Б) санкции, которые наступят в случае срыва подготовки лечения (например, периода воздержания от применения ПАВ перед началом сеансов гипноза) или его проведения;

В) четкое определение соответствующей роли и ответственности пациента и психотерапевта.

4.  Поскольку предварительное воздержание является важным и в то же время трудновыполнимым требованием, то в дополнение к любой специальной гипнотической технике психотерапевт обязан обеспечить пациента усиленной поддержкой и одобрением.

На первых сеансах гипносуггестивной психотерапии врачу рекомендуется выяснить у больного, находящегося в состоянии транса, что побуждает его к попыткам избавиться от химической зависимости (Cochrarie, 1987) и какими мотивами он руководствуется, саботируя попытки изменить свои пагубные привычки (Schoen, 1985).

В большинстве современных методик содержание внушения, проводимого в гипнотическом состоянии, включает в себя преимущественно не отрицательные, отталкивающее представления о ПАВ и последствиях их употребления, а позитивные (улучшение здоровья, экономического положения, семейных отношений) суггестии (Elliott, 1988; Alexander, 2001). Факторами, делающими использование отвращающих формулировок при внушении менее привлекательными, чем прочие, являются:

Способность отвращающих факторов повредить здоровью пациента (например, повторные суггестии рвоты);

•    Предполагаемые врачом негативные последствия часто противоречат собственным приятным ощущениям, которые испытывает пациент, употребляя ПАВ;

•    Фокусирование исключительно на отвращающих аспектах может помешать установлению между психотерапевтом и пациентом необходимых приятных и доверительных отношений.

Многие современные психотерапевты, использующие гипно-суггестию, применяют внушения, направленные не на преодоление химической зависимости, а на повышение самооценки, появление и усиление уверенности в себе пациента, а также на избавление их от тревоги и других эмоций, которые поддерживают влечение к употреблению ПАВ. Подобные «эго-возвышающие» суггестии совершенно необходимы как на стадии отказа пациента от употребления ПАВ, так и на стадии дальнейшего воздержания.

М. Н. Erikson (1964) наполнял содержание суггестии символическими историями, в которых содержались скрытые послания пациентам и косвенные упоминания их пагубного пристрастия, не противодействуя собственно пристрастию напрямую.

Широко применяется прием замещения симптома, например, внушается, что всякий раз при появлении желания выпить (понюхать, уколоться)' достаточно будет съесть кусочек шоколада.

Также в работе с лицами, подверженными химической зависимости, находят свое применение суггестивные техники возрастной регрессии и возрастной прогрессии.

При возрастной регрессии пациент в состоянии гипнотического транса переносится в трезвое прошлое. Совместно с психотерапевтом им предпринимаются поиски там событий, переживаний, приведших к заболеванию. Ему может быть предоставлена возможность что-то изменить, пережить заново.

При возрастной прогрессии в состоянии гипнотического транса поочередно предпринимаются путешествия в счастливое трезвое и в кошмарное наркотическое будущее. Пациентам предоставляют возможность отрепетировать новую роль в качестве, например, человека, отказывающегося от выпивки на вечеринке.

В переходный период, в котором меняются поведенческие стереотипы химически зависимого больного, пациенту внушают, что нет такой потребности, удовлетворяемой в прошлом путем употребления ПАВ, которую нельзя было бы удовлетворить новым способом в будущем. Новые способы должны совпадать со

Здоровыми интересами, позитивными ценностями больного, а не противоречить им (Citrenbaum, 1985). Больному пережить переходный период помогают его собственные защитные ресурсы, мобилизуемые и создаваемые психотерапевтом. Кроме того, используются аутосуггестии, которым пациент специально обучается.

Современные исследования доказывают довольно высокую эффективность грамотно проводимой гипносуггестивной психотерапии лиц, страдающих химической зависимостью. Эффективность гипносуггестивной психотерапии больных, употребляющих ПАВ, зависит от следующих факторов (Alexander, 1991):

•    Искреннее желание пациента избавиться от химической зависимости;

•    Наличие у больного хотя бы умеренной восприимчивости к гипнозу;

•    Реалистичность терапевтические целей и их направленность на преимущества воздержания, позитивные изменения, к которым оно приведет;

•    Повышенное внимание психотерапевта к трудностям, с которыми сталкивается пациент, отказываясь от употребления ПАВ, и работа по их преодолению.

Различные гшшосуггестивные методики могут применяться как изолированно, так и в сочетании с другими психотерапевтическими воздействиями, могут играть как ведущую, так и второстепенную роль в реабилитационных программах.

Как раньше, так и сейчас, серьезные трудности психотерапии в наркологии связаны с отказом больного, не считающего себя таковым, от лечения. Это привело к необходимости создания форм психотерапии, преодолевающих их. Так некоторые формы Семейной психотерапии Позволяют проводить психотерапевтические сессии без участия в них самого носителя симптома. Это согласуется с системным подходом, широко применяемым семейными психотерапевтами. Согласно ему, если все в семье «взаимосвязаны со всеми, то изменение поведения хотя бы одного лица в системе может косвенно вызвать изменения и у других людей» (Reichell, Hedder, 1985). В результате такой работы семейного психотерапевта нарушается патологический семейный гомеостаз, в семье возникает кризис или целая серия кризисов. Уход жены, увольнение с работы, материальный крах могут стать поворотным пунктом в его судьбе, и больной будет вынужден менять стереотипы поседения (Эйдемиллер, Юстицкис, 1999).

В качестве примера такого подхода приведем описанную Э. Г. Эйдемиллером (Эйдемиллер, Юстицкис, 1999) методику семейной психотерапии «Прямое вмешательство»:

1-й этап — подготовительный. Начинается с обращения к семейному психотерапевту близкого родственника больного, страдающего химической зависимостью. Вместе с психотерапевтом определяется круг членов семьи и значимых для больного лиц, знающих о его зависимости. Суть проблемы обратившийся клиент видит в патологическом влечении к алкоголю или наркотику и просит помочь справиться с этим.

2-й этап — создание «коллектива вмешательства». Лицо, обратившееся за помощью к семейному психотерапевту, проводит переговоры с выделенным кругом близких и друзей больного, предлагая организовать «коллектив вмешательства». После этого все согласившиеся принять участие в психотерапевтическом процессе собираются у врача, знакомятся с ним и его котерапев-том-псих ол ог ом. Врач и псих ол ог б еседуют со всем и, собира ют дополнительные анамнестические сведения, интересуются мнениями о причинах создавшейся ситуации, ее особенностях, а также предложениями о том, как ее можно улучшить. Далее присутствующие. в свою очередь, обеспечиваются объективной информацией психологического и медицинского характера о стадии заболевания, его проявлениях, возможных вариантах течения. «Коллективу вмешательства» предлагается прогноз о том, как будут разворачиваться события дальше, если все пустить на самотек, и несколько альтернативных вариантов вмешательства, дающих шанс переломить ситуацию в лучшую сторону. Ни на одном из них котерапевты не настаивают. Затем высказывается просьба оценить их и на следующей сессии рассказать о своих соображениях по этому поводу. На такое сплочение «коллектива вмешательства» уходит окол о дв ух месяцев. С уть проб лемы ег о члены видят в больном и «его безобразном поведении».

3-й этап — активной работы. Участники «коллектива вмешательства», обсуждая на встречах с котерапевтами проблемы семьи больного, начинают понимать свою роль в дисфункциональном взаимодействии. Для этого психологу и психотерапевту приходиться преодолевать психологические защиты, помогать членам «коллектива вмешательства» проявлять свои чувства. С каждым обсуждается манера его поведения с больным, реакции на его эксцессы. На сессиях уже ставится вопрос не о том, как изменить алкоголика, а о том, как изменить себя, чтобы жизнь стала лучше. Обращается особое внимание участников на анализ положительных и отрицательных перемен, отмечаемых в каждом из них, в больном, в семейных коммуникациях, в ситуации в целом.

На одной из сессий участникам дается задание, не советуясь друг с другом, описать дома одну и ту же известную всем скандальную ситуацию, связанную с применением больным ПАВ. Рассказ должен включать в себя:

•    Точное описание события и поведения больного;

•    Отношения к потреблению ПАВ;

•    Выражение собственного чувства по этому поводу;

•    Выражение пожеланий или положительных чувств к больному.

Формулировки должны отражать симпатию, сочувствие к больному, озабоченность его судьбой.

4-й этап — выбор альтернативы. Участники сессии поочередно читают то, что написали дома, удивляясь разным интерпретациям одних и тех же событий. В обсуждении уточняются какие-то детали, участники отвечают на вопрос о том, как бы они изменили свое поведение, если бы время можно было повернуть вспять и вновь оказаться в обсуждаемой ситуации.

На следующей сессии ведущие обсуждают с участниками сессии, какие формы лечения больного могут оказаться наиболее эффективными. Выбирается несколько вариантов, которые будут предложены ему на выбор.

5-й этап — непосредственного психотерапевтического вмешательства. Члены семьи просят больного прийти на прием к психотерапевту для обсуждения семейных проблем. Больной, желающий узнать, куда столько времени ходили его близкие, как правило, не отказывается от посещения врача. На сессии в присутствии больного участники вновь зачитывают свои впечатления о его поведении, выражая при этом ему свои теплые чувства,

Озабоченность, высказывая пожелания согласиться на лечение и уверенность в успехе. Под этим натиском больной, как правило, соглашается на лечение.

Хороший результат (длительная ремиссия, восстановление нарушенных взаимоотношений в семье) после такого предварительного курса прямого вмешательства отмечался в 80% случаев (Wegscheider, 1983).

Особое значение имеет психотерапия семьи, имеющей ребенка или подростка, употребляющего ПАВ. Исследования показали грубые, нуждающиеся в коррекции нарушения взаимоотношений между детьми и родителями в таких семьях. Подростки-наркоманы, оценивая своих матерей, в качестве основных особенностей их характера отмечали враждебность, непоследовательность воспитательных мер, непредсказуемость. Напряженные отношения с родителями, особенно с матерью, способствуют снижению самооценки, повышению уровня тревоги, для снятия которой подростки нередко прибегают к употреблению ПАВ, в частности героина (Вайсов, 2000). Обследование матерей, дети и подростки которых страдают героиновой наркоманией, показало, что примерно у половины из них отмечается неуверенность в вопросах воспитания и проекция на подростка собственных нежелательных качеств. У некоторых также была выявлена фобия утраты ребенка (Городнова, 2000). Показания к семейной психотерапии в этих случаях не вызывают сомнений.

Большое значение имеет поддерживающая семейная психотерапия после завершения курса лечения больного в наркологическом диспансере или после выписки его из наркологического стационара. Основными задачами поддерживающей семейной психотерапии на этом этапе Т. Г Рыбакова (1986) считает:

•    Своевременное разрешение текущих семейных конфликтов (ролевых, сексуальных и других);

•    Укрепление в семье новых стереотипов, связанных с воздержанием от употребления ПАВ;

•    Обучение членов семьи адекватным способам взаимодействия.

Основными психотерапевтическими приемами при этом служат вербальная дискуссия и ролевое проигрывание типичных конфликтных                                                                  ситуаций.

При лечении лиц, страдающих химической зависимостью, в настоящее время большое значение придается использованию Групповой психотерапии. Желательно, чтобы сеансы групповой психотерапии проводились двумя равноправными котерапевтами: врачом и психологом, причем разного пола.

Цель групповой психотерапии — формирование адекватного самосознания страдающего химической зависимостью больного, а также расширение сферы самосознания. Результатом достижения этой цели является способность пациента удовлетворять свою сенсорную жажду и естественную потребность в изменении состояния, не используя для этого ПАВ. Для достижения этой цели в процессе групповой психотерапии больному необходимо решить следующие задачи:

•    Осознать связи между своей личностью, ситуацией и болезнью;

•    Осознать происхождение особенностей своей личности;

•    Повысить самооценку, создать свой положительный образ и принять себя;

•    Получить и осознать новый опыт взаимоотношений и взаимодействий, в группе;

•    Пережить в группе новые эмоции, осознавать, принять их и научиться выражать их вербально;

•    Пережить заново, осознать и вербализовать прошлый эмоциональный опыт;

•    Сформировать новые адекватные поведенческие стереотипы.

Решение этих задач осуществляется в процессе групповой психотерапии путем обсуждения жизненных ситуаций (как связанных, так и не связанных с употреблением ПАВ). При этом возникают особые отношения между больными, что способствует укреплению мотивации участников на продолжение лечения, нахождению новых путей отказа от употребления ПАВ, противостоянию рецидиву, адекватному реагированию в случае его возникновения. В качестве психотерапевтических приемов во время сессий психотерапевтами применяются групповые дискуссии, психогимнастика, элементы арттерапии, психодрамы и другие.

Важнейшим лечебным фактором при проведении групповой психотерапии является Групповая динамика. Это понятие включает в себя те изменения взаимоотношений и взаимодействий,

Которые возникают между участниками группы (котерапевтами в том числе), то есть представляет собой совокупность внутри-групповых социально-психологических процессов и явлений, характеризующих весь цикл жизнедеятельности малой группы, включая образование, развитие, стагнацию, регресс и распад.

Как правило, сеансы групповой психотерапии проводятся с частотой 2-4 раза в неделю. Продолжительность их составляет 1-1,5 часа. Количество пациентов в группе не должно превышать 10 человек. Группы могут быть как открытыми, так и закрытыми, но большинство психотерапевтов предпочитают работать с закрытыми.

При проведении групповой психотерапии на первых же сессиях устанавливаются групповые нормы, представляющие собой совокупность правил и требований, предъявляемых ко всем участникам группы, включая котерапевтов. В процессе психотерапии формируется определенная структура группы, в которой каждый член имеет вполне определенную роль, возникают подгруппы. По мере роста привлекательности для участников группы посещения сессий растет ее сплоченность. Несоответствие ожиданий пациентов с реальной групповой ситуацией создает групповое напряжение. Все эти пр оцессы отража ют смену фаз развития психотерапевтической группы:

1.   Фаза пассивной зависимости и напряжения;

2.  Фаза борьбы с формальным лидером и бунта против психотерапевта;

3.  Фаза консолидации и сотрудничества.

В работе с больными, страдающими химической зависимостью, очень важна преемственность между групповой и семейной психотерапией, участие - прошедших лечение в собраниях Сообществ Анонимных Алкоголиков (САА) Или Анонимных Наркоманов (САН). Зародившись в 50-х годах XX столетия в США, САА приобрело характер настоящего общественного движения. В настоящее время в его рядах насчитывается более 1,7 миллионов человек, проживающих в разных странах. Герб САА представляет собой треугольник, заключенный в круг. Три стороны треугольника символизируют выздоровление, единство и помощь, а круг — международный характер САА, распространившегося по всему миру. В основу деятельности САА заложена

Программа «12 шагов», адаптированная для наркоманов и принятая на вооружение и САН. Основные положения этой программы следующие:

1-й шаг. Мы признали свое бессилие перед алкоголем, признались в том, что потеряли контроль над своей жизнью.

2-й шаг. Мы пришли к убеждению, что только Сила, более могучая, чем наша собственная, может вернуть нам здоровье.

3-й шаг. Мы приняли решение препоручить нашу волю и нашу жизнь Богу, как мы Его понимаем.

4-й шаг. Мы глубоко и бесстрашно оценили себя и свою жизнь с нравственной точки зрения.

5-й шаг. Мы признали перед Богом, собой и каким-либо другим человеком истинную природу своих заблуждений.

6-й шаг. Мы пол но стью п одг отовили себя к том у, чтоб ы Бог избавил нас от всех наших недостатков.

7-й шаг. Мы смиренно просили Его исправить все наши недостатки.

8-й шаг. Мы составили список всех тех, кому мы причинили зло, и преисполнились желанием загладить свою вину перед ними.

9-й шаг. Мы, лично, возместили причиненный этим людям ущерб, где только возможно, кроме тех случаев, когда это могли повредить им или кому-то другому.

10-й шаг. Мы продолжали самоанализ и, когда допускали ошибки, сразу их признавали.

11-й шаг. Стремление путем молитвы и размышления углубить соприкосновение с Богом, как мы его понимаем, моление лишь о знании Его воли, которую нам следует исполнить, и о даровании силы для этого.

12-й шаг. После духовного пробуждения мы старались донести смысл наших идей до других алкоголиков и применять эти принципы во всех наших делах.

Отношения между членами САА характеризуются недирек-тивностью, свойственной сектам. От членов САА не требуется признания какой-то единой концепции Бога, соблюдения каких-нибудь религиозных обрядов. Осуществляется эта программа в основном специально подготовленными компетентными терапевтами-консультантами, являющимися бывшими алкоголиками

С ремиссией заболевания не менее двух лет. Это, а также структурированность программы во многом определяют ее эффективность.

Посещения этих собраний является своеобразным продолжением групповой психотерапии, оказывает большое положительное влияние на длительность ремиссии. Члены семей, употребляющих ПАВ, создают «общества самоподдержки». Так, например, в США популярно созданное в 1984 году общество «Взрослые дети а лког олик ов », в Росси и во м ног их гор ода х существ уют об - щества матерей наркоманов.

Значение психолога в организации и проведении психотерапии лиц, страдающих химической зависимостью, за последние десятилетия сильно возросло, и тенденция роста сохраняется. Особую роль играет психолог в консультационной работе с человеком, употребляющим ПАВ, и его близкими. В связи с эти нельзя не уп ом ян уть о сл ужбе Экстренной телефонной психологической помощи, Несущей, помимо прочих, и психотерапевтическую нагрузку. Доступность, анонимность, конфиденциальность общения с психологом-психотерапевтом делают эту службу очень привлекательной в глазах больных и их родственников, обращающихся за помощью на разных стадиях изменения поведения употребляющего ПАВ, включая самые ранние (Бурдакова, Геллер, 1997).

На начальных этапах заболевания от компетентного телефонного консультанта-психолога больной и его близкие могут получить необходимую объективную интерпретацию происходящего в их семье. Беседы по телефону с психологом часто способствуют крушению мифа о безвредности употребления наркотиков, формируют мотивацию отказа от их употребления, помогают планировать конкретные действия, направленные на лечение. Больной и его близкие могут получить телефоны и адреса лечебных учреждений, занимающихся соответствующими проблемами, информацию о применяемых там методах лечения.

Больной, находящийся в состоянии ремиссии, чувствуя возможность срыва, всегда может позвонить психологу-консультанту. и умело построенная беседа способна предотвратить рецидив.

В заключение попытаемся выявить наметившиеся в конце XX — начале XXI веков тенденции в психотерапевтических подходах к больным, страдающим химической зависимостью:

•    От директивной психотерапии к недирективным формам работы;

•    От работы с пассивным больным к его активизации и вовлечению его в психотерапевтический процесс;

•    От индивидуальной психотерапии больного к семейной психотерапии;

•    От индивидуальной работы нарколога к командной работе (нарколог, психотерапевт, психолог);

•    От борьбы с симптомами к лечению больного;

•    От симптоматической психотерапии к этиопатогенетической.

Очевидно, что современные тенденции указывают на рост значения роли психолога в психотерапии больного, страдающего химической зависимостью, и членов его семьи.

Литература

1.  Гельдер М., Гэт Д., Мейо R Оксфордское руководство по психиатрии. - Киев: Сфера, 1997. Т. 2. - 435 с.

2.  Гипнотерапия. — СПб.: Питер, 2001.

3.  Дроздов А. И. Опыт лечения методом стрессовой терапии по А. Р Довженко // Вести, гипнологии и психотерапии, 1991. № 1. С. 15-16.

4.  Карвасарский Б. Д. Психотерапия. — М.: Медицина, 1985. — 304 с. 5 . Лекции по наркол огии. 2-е изд. / Под ред. Н. Н. Иванца. — М.:

Нолидж, 2000. - 448 с.

6.  Лобзин В. С, Решетников М. М. Аутогенная тренировка: (Справоч. пособие для врачей). — Л.: Медицина, 1986. — 280 с.

7. Рожнов В. Е. 'Псих от ерапия алкоголизма // Алког олизм : (Р ук овод-ство для врачей / Под ред. П В. Морозова, В. Е. Рожнова, Э. А. Бабаяна. М.: Медицина, 1983. С. 342-349.

8. Эйдемиллер Э. Г, Юстицкис В. Психология и психотерапия семьи. — СПб.: Питер, 1999. - 656 с.

 
















Читайте также:

News image

Европейские антибиотики информация

Внимание! Антибиотики теряют свою эффективность? Существует постоянный общественная кампания по сохранению эффективности антибиотиков! Во всей Европе, 18  Ноября отмечается как Европейский День осведомленности антибиотикам.  Устойчивость к ан...

Читать дальше
News image

Воспалительные заболевания кишечника

  Воспалительные заболевания кишечника Воспалительные заболевания кишечника (воспалительные заболевания кишечника (IBD)): язвенный колит Мы говорили о  пищеварительных расстройств, таких как синдром раздраженного кишечника, вздутие живота, а также, в основном из-за ...

Читать дальше
News image

Неприятный запах изо рта. Лечение

запах изо рта запах изо рта причины неприятный запах изо рта запах изо рта у ребенка запах изо рта лечение запах изо рта причины и лечение запах изо рта у ...

Читать дальше
News image

Слюнные железы опухоли

Слюнные железы опухоли Железы которые производят слюну и находются  в полости рта и глотки, т.е. связанные с начальной частью пищеварительной системы.  Слюна постоянно выделяется в полость рта в небольших количествах, об...

Читать дальше
News image

Ученые сумели уничтожить плохие воспоминания, бросая луч света на клетки головно

Врачи могут в один прекрасный день быть в состоянии использовать определенную технологию для лечения посттравматического стресса. Метод, который, как было показано, чтобы функционировать на мышах указывает на возможность управления памятью. ...

Читать дальше

Примечание: вся информация на medicinum.ru только для образовательных целей.

Для конкретных медицинских советов, диагнозов и лечения, проконсультируйтесь с вашим врачом.