Между витаминами существует тесное взаимодействие в процессах метаболизма. Оно может выражаться:

• в непосредственном взаимном влиянии витаминов друг на друга;

• во влиянии одного витамина на образование коферментной формы другого;

• в совместном участии в каком-либо метаболическом пути.

Рассмотрим эти взаимоотношения.

1. Тесным синергичным антиоксидантным действием обладают витамины С, Е и А. Витамин С в клетках может играть роль как про-, так и актиоксиданта. Оказалось, что введение высоких доз аскорбата на фоне гиповитаминоза Е усиливает прооксидантный эффект витамина С на 2 порядка (!). Выраженный антиоксидантный эффект витамина С проявляется только при его совместном действии с токоферолом, поскольку последний устраняет свободные радикалы жирных кислот и их перекиси, образующиеся в реакциях аскорбатстимулированного ПОЛ (перекисного окисления липидов). С другой стороны, при недостатке аскорбиновой кислоты витамин Е быстро разрушается.

Антиоксидантный эффект токоферола резко усиливается в присутствии витамина А, который устраняет свободные радикалы кислорода и тем самым предупреждает развитие процесса ПОЛ в биомембранах. При нестимулированном ПОЛ облегчается «задача» токоферола по устранению перекисей липидов. Однако витамин А легко окисляется кислородом воздуха и относительно быстро расходуется. Процесс идет аутокаталитически с образованием свободных радикалов. Витамин Е оказывает стабилизирующее действие на ретинол и b-каротины, препятствуя их окислительной деструкции. Иными словами, достаточно высокие дозы витамина А, которые способны оказывать антиокси-дантное действие, следует сочетать с приемом токоферола, а прием токоферола — с витамином А. Как указывалось выше, витамин Е необходимо применять в сочетании с витамином С. Таким образом, эффективность действия витаминов-антиоксидантов зависит от того, применяются они в изолированном виде или в сочетании друг с другом. Отдельно назначенные витамины А и С могут вызвать прооксидантный эффект в тканях организма. Следует учитывать также,

Что процессы свободнорадикального окисления в клетке протекают как в водной, так и в липидной ее фазах (ПОЛ), поэтому водо - и липидорастворимые витамины для проявления антиоксидантного действия должны назначаться только совместно. Такой комплекс витаминов, который удовлетворяет указанным требованиям, создан белорусскими учеными (комплекс витаминов «АК», широко применяющийся в настоящее время в комбинированном лечении рака и других заболеваний).

Недавно было показано, что антиоксидантные и радиозащитные свойства комплекса витаминов «АК» можно усилить дополнительным приемом р-каротинов, обладающих способностью «гасить» все известные свободные радикалы кислорода. Полностью заменить р-кароти-нами витамин А в составе комплекса «АК» нельзя, так как с помощью каротинов невозможно создать в тканях организма концентрацию ретинола, достаточную для проявления его антиоксидантных свойств.

2.  Примером второго типа межвитаминных взаимодействий может служить особая роль рибофлавина в реализации функций других витаминов. Поскольку витамин В2 необходим для образования активных форм витаминов В6, В9, Д и синтеза ниацина из триптофана, его дефицит неизбежно нарушит функцию других витаминов и приведет к развитию их вторичного дефицита даже при достаточном поступлении с пищей.

Витамины С и В[2 способствуют образованию коферментной формы фолиевой кислоты, при их недостатке нарушатся многообразные функции фолатов.

3.  Примеры взаимодействия третьего типа особенно многочисленны, так как большинство функций клетки обеспечивается синергич-ной «работой» нескольких витаминов. Так, пролиферативная активность клеток крови поддерживается витаминами В9, В12, В6, С; образование родопсина в сетчатке глаза — витаминами А, В2, В6, РР; регуляция проницаемости капилляров — витаминами С и Р.

Рассмотрим такие примеры, как взаимодействие витаминов В12, В9 и В6 в поддержании гомеостаза гомоцистеина и взаимодействие функционально связанных витаминов в составе мультиферментных комплексов дегидрогеназ ос-кетокислот.

Взаимодействие витаминов В12, В9и В6в поддержании гомеостаза гомоцистеина.

Как указывалось в характеристике фолиевой кислоты (с. 39, 40), коферментная форма витамина В9 — 5-метил-ТГФК — вместе с витамином В12 участвуют путем переноса метильной группы в синтезе ме-тионина, осуществляемом метионинсинтазой (гомоцистеинметил-трансферазой).

Нетрудно сделать вывод, что коферментная функция ТГФК в переносе метильной группы (ключевая реакция) зависит от доступности фолата, т. е. от адекватного его поступления в организм.

При недостаточности витамина В9, а также при снижении активности метионинсинтазы — В[2-зависимого фермента, функциональный пул ТГФК может быть легко исчерпан путем «секвестрации», что влечет за собой избыточное накопление субстрата метионинсин-тазной реакции — гомоцистеина.

Отмечена прямая корреляция между показателями тромбоэмболи-ческих осложнений, смертностью от ишемической болезни сердца и уровнем гомоцистеинемии у этих больных. Увеличенный уровень гомоцистеина в крови постулируется в настоящее время как независимый фактор риска развития ИБС и ее тромбоэмболических осложнений.

Гипергомоцистеинемия обуславливается выходом гомоцистеина в кровяное русло из тканей, при этом отмечается и гомоцистеинурия. Различают умеренную (15—30 мкМ), промежуточную (30—100 мкМ) и выраженную (100 мкМ) гомоцистеинурию.

Роль гипергомоцистеинурии как пускового фактора атерогенеза связана с Прооксидантным Действием гомоцистеина, со способностью этой аминокислоты угнетать рост эндотелиальных клеток, оказывать митогенный эффект на гладкомышечные клетки, стимулировать адсорбцию белков в холестериновой бляшке и интенсифицировать биосинтез коллагена. Принципиально важными являются индуцированное гомоцистеином гиперкоагуляционное состояние, снижение мощности систем антиоксидантной защиты тканей, активация биосинтеза NO-синтазы.

Каковы возможности предупреждения развития и устранения синдрома гипергомоцистеинемии?

Прежде всего это адекватное поступление в организм эссенциаьных факторов (кобаламина, фолата), обеспечивающих нормальное функционирование системы биотрансформации гомоцистеина через метионинсинтетазную реакцию. Поскольку некоторая часть гомоцистеина превращается в цистатионин и далее в цистеин с участием пи-ридоксальзависимых ферментов, обеспечение организма витамином В6 также является важным условием предупреждения развития этого синдрома.

Разработаны рекомендации по суточному потреблению функционально связанных витаминов для профилактики развития синдрома гипергомоцистеинемии: фолиевая кислота — 400—500 мкг, витамин В12 — 2,4—3 мкг, пиридоксин — 2,0—2,2 мг. Можно полагать, что включение в пищевой рацион таких продуктов, как печень, бобовые растения, яичный желток, шпинат и др., содержащих фолиевую кислоту в достаточно большом количестве, окажется важным фактором профилактической диетотерапии, хотя на сегодняшний день приему поливитаминных комплексов фактически нет альтернативы.

Следует особо заметить, что в генез гипергомоцистеинемии достаточно весомый вклад вносит ферментопатия, обусловленная недостаточностью МТГФ-редуктазы (см. с. 98). Эта ферментопатия также отнесена к группе риска ИБС. Если последнее подтвердится, потребуется пересмотр (в сторону увеличения) профилактических доз фоли-евой кислоты, а также витамина В6. Кстати, эмпирически найдено, что курсовое назначение пиридоксина, применяемое клиницистами при сердечно-сосудистой патологии, оказывает положительный лечебный эффект у больных ИБС.

Функционально связанные витамины, интегрированные мультифер-ментными комплексами дегидрогеназ х-кетокислот.

Функционирование мультиферментных комплексов — пируватде-гидрогеназы и ос-кетоглутаратдегидрогеназы — яркая иллюстрация межвитаминного взаимодействия. При Этом следует учитывать, что каждый из входящих в состав комплекса витаминов помимо участия в работе этого комплекса выполняет и свою специфическую эссенци-альную (незаменимую) функцию.

В формировании пируват и а-кетоглутаратдегидрогеназных комплексов принимают участие липоевая кислота и четыре витамина, вхо-

Дящие в состав соответствующих коферментов: витамин В, (в составе ТПФ), В2 (FAD), B3 (KoA-SH), B5 (NAD).

Как показали недавние исследования, дегидрогеназы ос-кетокис-лот млекопитающих, в том числе и человека, представляют собой сложные высокомолекулярные комплексы. В центральной части комплекса находится фермент — дигидролипоиламид-трансацетилаза, состоящий из 50—60 субъединиц. Этот массивный фермент покрыт

Симметрично расположенными молекулами пируватдекарбоксилазы (30 субъединиц) и дигидролипоиламид-дегидрогеназы (6 субъединиц). На рис. (с. 100) представлено взаимодействие коферментов (и входящих в их состав витаминов) при «работе» пируватдегидрогеназного комплекса. Ферментативный сх-кетоглутарат дегидрогеназный комплекс функционирует аналогичным образом, но он имеет меньшие размеры и несколько иначе регулируется.

Знание механизмов межвитаминных взаимоотношений позволяет целенаправленно осуществлять коррекцию энергетического метаболизма и позволяет понять, почему раздельное введение витаминов В,, В2 и РР оказывается не столь эффективным, как их комплексное применение.

medicinum.ru